ЗНАНИЯ - ДЕЙСТВИЕ - РЕЗУЛЬТАТ!
Журнал аналитики информации
КОБСТАВИНФО

Тогда Мадрид — теперь Дамаск

Вой­на за Си­рию — это вой­на за Рос­сию. Си­рия — по­след­ний оп­лот, по­след­ний ру­беж, сло­мав ко­то­рый, мо­биль­ное во­ин­ст­во, ос­на­щён­ное ору­жи­ем За­па­да, с мо­гу­чим ин­фор­ма­ци­он­ным со­про­вож­де­ни­ем, вы­пол­няя аме­ри­кан­скую стра­те­гию транс­фор­ма­ции ис­лам­ско­го ми­ра, ки­нет­ся на Рос­сию.

 

Мак­сим Шев­чен­ко, Ми­ха­ил Ле­он­ть­ев и Алек­сандр Про­ха­нов — мы, трое пред­ста­ви­те­лей Из­бор­ско­го клу­ба, осу­ще­ст­ви­ли де­сант в Да­маск, ок­ру­жён­ный пы­ла­ю­щи­ми го­ро­да­ми и сё­ла­ми. В но­чи сквозь сон мы слы­ша­ли за­уныв­ные, по­хо­жие на пес­но­пе­ния воз­гла­сы му­эд­зи­нов, ору­дий­ные рас­ка­ты, рёв ус­та­но­вок зал­по­во­го ог­ня, а ино­гда гро­хот в цен­т­ре го­ро­да, где бо­е­ви­ки-смерт­ни­ки взры­ва­ли ме­че­ти.

Мы при­еха­ли в Да­маск в раз­гар вой­ны, по­то­му что хо­те­ли по­нять ка­та­ст­ро­фи­че­с­кую ре­аль­ность, уви­деть чёр­ную во­рон­ку в цен­т­ре Си­рии, го­то­вую за­тя­нуть в се­бя не толь­ко Ближ­ний Вос­ток, но и весь про­чий мир. Мы при­еха­ли сю­да и по­то­му, что здесь, в Си­рии, ре­а­ли­зу­ет­ся внеш­няя по­ли­ти­ка Рос­сии. И в этом кон­флик­те, всё бо­лее на­по­ми­на­ю­щем гло­баль­ный, Рос­сия вы­бра­ла в со­юз­ни­цы Си­рию, пре­зи­дент Пу­тин вы­брал со­юз­ни­ком пре­зи­ден­та Ба­ша­ра Аса­да. И си­рий­ская вой­на, как бы для мно­гих это ни ка­за­лось стран­ным, де­то­ни­ру­ет в са­мый центр рос­сий­ской жиз­ни. Так в трид­цать шестом го­ду ис­пан­ская вой­на бы­ла пред­те­чей Вто­рой ми­ро­вой, так в трид­цать седьмом го­ду осаж­дён­ный Ма­д­рид на­по­ми­нал се­го­дняш­ний осаж­дён­ный Да­маск.


Мы все по­се­ща­ли Си­рию в её преж­ние зо­ло­тые вре­ме­на, лю­бо­ва­лись кра­со­той её го­ро­дов, её бла­го­по­лу­чи­ем и по­ко­ем, по­лю­бив эту вос­хи­ти­тель­ную стра­ну, её олив­ки и ми­на­ре­ты, эту свя­тую зем­лю, где Савл пре­вра­тил­ся в Пав­ла. Мы не мог­ли не при­ехать те­перь сю­да, в час, ког­да вой­на из­гры­за­ет Си­рию, го­то­ва ос­та­вить от неё обуг­лен­ный ске­лет.

Что мы ви­де­ли в Си­рии? Бои в сто­ты­сяч­ном при­го­ро­де Да­ма­с­ка Да­райя, по ко­то­ро­му мы не­слись в бо­е­вой ма­ши­не пе­хо­ты сре­ди мин­ных раз­ры­вов и щёл­ка­нья снай­пе­ров. И го­род, ког­да-то цве­ту­щий и вос­хи­ти­тель­ный, смо­т­рел на нас ды­ра­ми обуг­лен­ных окон, ис­се­чён­ны­ми фа­са­да­ми. Мы не на­шли в нём ни од­но­го уце­лев­ше­го жи­лья, ни од­но­го жи­во­го оби­та­те­ля, но толь­ко уг­ли, раз­би­тые зер­ка­ла, вспо­ро­тые оде­я­ла, раз­дав­лен­ные гу­се­ни­ца­ми мо­то­цик­лы и ве­ло­си­пе­ды. И ос­тав­лен­ные бо­е­ви­ка­ми на­стен­ные граф­фи­ти: "Ба­шар Асад, ты ум­рёшь. Сна­ча­ла Си­рия, по­том — Рос­сия". У од­ной из та­ких раз­ри­со­ван­ных стен я по­ме­нял­ся на­тель­ным кре­с­том с пра­во­слав­ным сол­да­том. И те­перь но­шу его на­тель­ный крест, мо­люсь, что­бы мо­е­го бра­та во Хри­с­те по­ща­ди­ли пу­ля и ми­на.


Мы встре­ча­лись под уха­нье ка­но­на­ды с пре­зи­ден­том Ба­ша­ром Аса­дом в его да­мас­ской ре­зи­ден­ции. И он был уди­ви­тель­но спо­ко­ен, ино­гда за­дум­чив, по­ра­жал сво­им ра­фи­ни­ро­ван­ным ин­тел­лек­том, уме­ни­ем со­зда­вать с по­мо­щью ску­пых фор­му­ли­ро­вок кар­ти­ну сверх­слож­ной во­ен­но-по­ли­ти­че­с­кой дра­мы, в ко­то­рую во­вле­че­на его ро­ди­на. Мне бы­ло важ­но уви­деть в нём че­ло­ве­ка не­ко­ле­би­мой во­ли, сде­лав­шим свой вы­бор раз и на­всег­да, го­то­вым бес­ком­про­мисс­но сра­жать­ся за Си­рию. Эту во­лю он транс­ли­ру­ет в пе­хо­тин­цев, штур­му­ю­щих в Да­райе дом за до­мом, в ге­не­ра­лов, со­став­ля­ю­щих пла­ны боль­ших и ма­лых ба­та­лий, в си­рий­ский на­род, ко­то­рый сто­ит ря­дом со сво­им пре­зи­ден­том.

Мы бы­ли у вер­хов­но­го муф­тия Си­рии, ко­то­рый рас­ска­зал нам о дра­ме ре­ли­ги­оз­но­го рас­ко­ла, по­ра­зив­ше­го Си­рию, в ко­то­рой до не­дав­не­го вре­ме­ни сун­ни­ты и ши­и­ты, ала­ви­ты и ма­ро­ни­ты, пра­во­слав­ные и дру­зы жи­ли еди­ной се­мь­ёй. А те­перь се­ки­ра рас­чле­ни­ла си­рий­ское об­ще­ст­во на мно­же­ст­во враж­ду­ю­щих фраг­мен­тов.

Мы бы­ли у ми­т­ро­по­ли­та и мо­ли­лись вме­с­те с ним пе­ред ико­ной, по­да­рен­ной рус­ским па­т­ри­ар­хом Ки­рил­лом. Мо­ли­лись сна­ча­ла за Си­рию, что­бы она вы­сто­я­ла пе­ред са­та­нин­ски­ми си­ла­ми. А по­том за Рос­сию, что­бы её не кос­ну­лись по­доб­ные бе­ды.

Мы бы­ли ис­пол­не­ны свет­ло­го ду­ха, ко­то­рый ис­хо­ди­л от му­ллы и пра­во­слав­но­го мо­на­ха. И в тот же ве­чер страш­ным взры­вом был убит один из вли­я­тель­ных муф­ти­ев, про­по­вед­ник и бо­го­слов. И этим взры­вом в цен­т­ре ме­че­ти ещё глуб­же был вбит же­лез­ный ко­с­тыль в серд­це Си­рии.

Вой­на, ко­то­рая про­ис­хо­дит в Си­рии, — это вой­на осо­бо­го ти­па, име­ю­щая свой ал­го­ритм, свой стра­те­ги­че­с­кий план, своё хо­ро­шо про­пи­сан­ное ли­б­рет­то и сво­е­го ка­пель­мей­сте­ра.

Тле­ю­щие в Си­рии про­ти­во­ре­чия меж­ду вла­с­тью и сун­нит­ским боль­шин­ст­вом, меж­ду ре­жи­мом Ба­ша­ра Аса­да и "Бра­ть­я­ми-му­суль­ма­на­ми", эти про­ти­во­ре­чия два го­да на­зад по­ро­ди­ли сна­ча­ла бу­рю Ин­тер­не­та, в ко­то­ром воз­ник­ли про­те­ст­ные пуб­ли­ка­ции, при­зы­вав­шие сун­ни­тов вый­ти на ули­цы. Мир­ные де­мон­ст­ра­ции, ко­то­рые про­хо­ди­ли в Хом­се и Ха­ме, по тех­но­ло­ги­ям флэш­мо­ба со­бра­ли ты­ся­чи про­те­с­ту­ю­щих. Пе­ри­од мир­ных де­мон­ст­ра­ций длил­ся не­дол­го и за­кон­чил­ся при­ме­не­ни­ем ору­жия, ког­да вне­д­рён­ные в тол­пы де­мон­ст­ран­тов бо­е­ви­ки стре­ля­ли в по­ли­цию.

Де­мон­ст­ра­ции, об­мен ог­не­вы­ми уда­ра­ми, тру­пы, сте­на­ю­щие ма­те­ри, по­хо­ро­ны — всё это сни­ма­ли де­сят­ки те­ле­ви­зи­он­ных ка­на­лов. Сре­ди ко­то­рых мо­гу­чая, лу­ка­вая, ра­бо­та­ю­щая на день­ги Ка­та­ра "Аль-Джа­зи­ра" воз­гла­ви­ла ин­фор­ма­ци­он­ную вой­ну про­тив Да­ма­с­ка.

Призыв помочь "Братьям-мусульманам" был услышан во всём исламском мире. И сю­да, в Си­рию, че­рез гра­ни­цы Ира­ка, Ли­ва­на, Иор­да­нии, Тур­ции дви­ну­лись от­ря­ды бо­е­ви­ков. Об­ст­ре­лян­ные, лов­кие, за­ка­лён­ные в ли­вий­ской пу­с­ты­не, в го­ря­щем Три­по­ли, в ирак­с­ких го­ро­дах, в тер­ро­ри­с­ти­че­с­ких опе­ра­ци­ях Йе­ме­на и Аф­га­ни­с­та­на, эти по­то­ки на­прав­ля­лись точ­ной ру­кой. Суб­си­ди­ро­ва­лись день­га­ми Ка­та­ра и Са­у­дов­ской Ара­вии, на­вод­ня­ли Си­рию, сли­ва­ясь с ме­ст­ны­ми по­встан­ца­ми.

Михаил Леонтьев.Чеченский след в Сирии


 

Трид­цать стран из раз­ных угол­ков ис­лам­ско­го ми­ра при­сы­ла­ли сю­да сво­их стрел­ков. Каж­дый труп, каж­дая смерть, каж­дый вы­ст­рел ти­ра­жи­ро­ва­лись мо­гу­чей ин­фор­ма­ци­он­ной ма­ши­ной, ко­то­рая со­зда­ва­ла из пре­зи­ден­та Ба­ша­ра и го­су­дар­ст­ва Си­рия об­раз чу­до­ви­ща, об­раз аб­со­лют­но­го зла. Вме­с­те с бо­е­ви­ка­ми че­рез гра­ни­цу тек­ло ору­жие. Сна­ча­ла стрел­ко­вое, про­ти­во­тан­ко­вое, а по­том тя­жё­лое — ар­тил­ле­рия и тан­ки. Се­го­дня ар­мия по­встан­цев обес­пе­че­на са­мым со­вре­мен­ным на­тов­ским ору­жи­ем. Быть мо­жет, не­да­лёк тот час, ког­да у неё по­явят­ся бо­е­вые вер­то­лё­ты.

Хо­ро­шо ос­на­щён­ная, мо­биль­ная, в на­ча­ле пар­ти­зан­ская, а те­перь поч­ти ре­гу­ляр­ная ар­мия яв­ля­ет со­бой по­движ­ную се­те­вую струк­ту­ру из боль­ших и ма­лых от­ря­дов. Они по ука­зам стра­те­ги­че­с­ко­го шта­ба пе­ре­ме­ща­ют­ся по си­рий­ской тер­ри­то­рии, об­ре­та­ют ха­рак­тер пар­ти­зан­ско­го спец­на­за, му­суль­ман­ской ар­мии бы­с­т­ро­го ре­а­ги­ро­ва­ния, ко­то­рая, в слу­чае не­об­хо­ди­мо­с­ти мо­жет быть пе­ре­бро­ше­на из Си­рии в Ка­зах­стан, Уз­бе­ки­с­тан, Турк­ме­нию, Кир­ги­зию и на рус­ский Се­вер­ный Кав­каз.

По­ли­то­ло­ги и во­ен­ные ана­ли­ти­ки, с ко­то­ры­ми нам до­ве­лось встре­чать­ся в Да­ма­с­ке, уве­ре­ны, что вой­на за Си­рию — это вой­на за Рос­сию. Си­рия — по­след­ний оп­лот, по­след­ний ру­беж, сло­мав ко­то­рый, это мо­биль­ное во­ин­ст­во, ос­на­щён­ное ору­жи­ем За­па­да, с мо­гу­чим ин­фор­ма­ци­он­ным со­про­вож­де­ни­ем, вы­пол­няя аме­ри­кан­скую стра­те­гию транс­фор­ма­ции ис­лам­ско­го ми­ра, ки­нет­ся на Рос­сию.

Привет от чеченских ваххабитов из Сирии


 

Мы жи­ли в Да­ма­с­ке, ещё не раз­ру­шен­ном, пре­крас­ном, ве­сен­нем, с цве­ту­щи­ми де­ре­вь­я­ми, изы­с­кан­ны­ми до­ма­ми. И здесь на­чи­на­ешь це­нить граж­дан­ский мир в се­го­дняш­ней Рос­сии, ве­рить в си­лу и ос­мыс­лен­ность рос­сий­ско­го го­су­дар­ст­ва, по­ни­ма­ешь уси­лия Пу­ти­на по ре­фор­ми­ро­ва­нию и пе­ре­во­ору­же­нию рос­сий­ской ар­мии. По­мо­гая Да­ма­с­ку, мы по­мо­га­ем са­ми се­бе.

Эту по­мощь мы ощу­ти­ли не толь­ко в по­ли­ти­че­с­ких дис­кус­си­ях и на пра­ви­тель­ст­вен­ных при­ёмах. Мы ощу­ти­ли её в ок­ре­ст­но­с­тях Да­ма­с­ка, где рас­по­ло­же­ны под­раз­де­ле­ния си­рий­ской про­ти­во­воз­душ­ной обо­ро­ны. В ка­ме­ни­с­тых го­рах, в бун­ке­рах сто­ят зе­нит­ные ра­кет­но-пу­шеч­ные ком­плек­сы "Пан­цирь" — про­дук­ция зна­ме­ни­то­го туль­ско­го за­во­да КБП. Со­зда­ние ве­ли­ко­го ору­жей­но­го кон­ст­рук­то­ра Ар­ка­дия Ге­ор­ги­е­ви­ча Ши­пу­но­ва, ко­то­рый по­ст­ро­ил пер­во­класс­ное ору­жие, ис­клю­ча­ю­щее здесь, под Да­ма­с­ком, бес­кон­такт­ную вой­ну, без­на­ка­зан­ные ата­ки ты­ся­чи кры­ла­тых ра­кет, ко­то­рые сов­сем не­дав­но пе­ре­мо­ло­ти­ли Баг­дад и Три­по­ли. Эта тя­же­ло­вес­ная и в то же вре­мя изящ­ная ус­та­нов­ка с по­во­рот­ной ан­тен­ной вы­еха­ла из чёр­но­го под­зе­ме­лья под солн­це. И си­рий­ский ге­не­рал от­дал этой ма­ши­не "честь" так, как буд­то пе­ред ним по­явил­ся сам Ар­ка­дий Ши­пу­нов.

Изборский клуб — это оружие в идейной борьбе за Россию. Бригада бронетанковый войск, воюющих в Дарайе, муфтий и митрополит, президент Башар Асад и мой брат во Христе, воюющий сейчас в городских развалинах, — теперь все они являются коллективным членом Изборского клуба. 

Источник

А это "друзья" Сирии из либерастовского клана, с той самой болотной площади. Трудно сдержаться, но комментировать это действительно не стоит.


Печать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Студия «Два в кубе» Создание сайтов